Как новая реальность меняет культурное пространство

10.04.2020
Специалисты из России, Азербайджана, Бельгии и Швеции собрались на онлайн-дискуссии «Культура онлайн: вернуться, чтобы остаться», чтобы поделиться своим (часто непростым) опытом, как развивать новые форматы работы с аудиторией и удержать внимание посетителей. 
 

События последних недель сильно повлияли на жизнь культурных институций во всем мире, впрочем, как и на общество в целом. И если еще недавно активно обсуждалось, нужно ли театру, музею, концертному залу, выставочному пространству, библиотеке развивать цифровые каналы общения со своей аудиторией, то сегодня этот цифровой путь стал их единственной связью с посетителями. 

В дискуссии специального проекта Санкт-Петербургского международного культурного форума Открытый лекторий «Культура 2.0» (которая тоже стала первым опытом организации онлайн-мероприятия) приняли участие Александр Малич, генеральный продюсер Новой сцены Александринского театра (Россия); Татьяна Соловьева, заведующая Центром медиакоммуникаций Кунсткамеры (Россия); Патрик Джордж де Клерк, директор Music Projects for Brussels (Бельгия); Суад Гараева-Малеки, художественный руководитель пространства современного искусства YARAT (Азербайджан); Владимир Охнич, музейный педагог Халльвильского музея в Стокгольме (Швеция). Модератором стала Светлана Болмотова, ведущая информационной программы «Известия» на телеканале «78».

Главной проблемой эксперты признали стремительность произошедших перемен: подготовиться к полному закрытию всех культурных учреждений и отмене огромного количества мероприятий по всему миру было просто невозможно. В преддверии дискуссии Дирекция Санкт-Петербургского международного культурного форума провела опрос «Культура онлайн», по результатам которого 62% опрошенных отметили, что отменили свои запланированные мероприятия. И культурным организациям пришлось реагировать в экстренном режиме — даже тем из них, кто и так планировал расширение своего присутствия в онлайн-пространстве. У 53% опрошенных уже до самоизоляции в штате были специалисты с опытом ведения онлайн-проектов, хотя только 12% признали, что и до карантина у них было несколько крупных самостоятельных проектов только для онлайн-среды, а 18% заявили, что все их проекты всегда имеют онлайн-версию. Остальные результаты опроса доступны по ссылке

«Нам пришлось фактически за 4 дня сделать то, на что планировалось 6-8 месяцев, — перевести театр в онлайн-режим, — рассказал Александр Малич. — Александринский театр стал первым в России, кто сыграл премьеру онлайн, — это «Маузер» Теодороса Терзопулоса. Причем это была не просто техническая съемка, а высокохудожественная многокамерная трансляция. А когда театр закрылся не только для зрителей, но и для артистов, мы перестали давать спектакли онлайн, подняли архивы и стали показывать их — по 3 спектакля в неделю».

«Мы придумали проект «Говорит и показывает Кунсткамера» — виртуальный кинозал, — поделилась Татьяна Соловьева. — Здесь мы показываем фильмы, этнографическое кино, которое наши научные сотрудники снимали на протяжении нескольких лет. Сотрудники предложили идею проекта «Маске_рад» - мастер-классы онлайн по изготовлению антивирусных масок, и обратились к подписчикам, чтобы те присылали свои интересные модели масок. На базе фотоколлекций Кунсткамеры делаем в соцсетях проект «Лайфхаки от Кунсткамеры» — актуальные советы по самоизоляции на фоне редких интересных фотографий. И конечно, онлайн-экскурсии — мы успели записать их в тот короткий промежуток, когда музей уже был закрыт для посетителей, но еще открыт для сотрудников. Новинка — репортажи тех научных работников, которые оказались во время карантина в других странах и сейчас высылают нам репортажи о том, как эти страны адаптируются к новым условиям».

«Одну из двух выставок, которые мы не успели открыть сейчас, мы планируем выпустить онлайн — там как раз есть огромная видеоработа, — рассказала Суад Гараева-Малеки. — Есть готовые видео, которые мы сейчас запустили онлайн. Начали делать программу Yarat Online, которую стримим в Инстаграме. И еще мы открыли опен-колл для молодых художников для будущей нашей выставки — сейчас самое время сделать это». 

«Наш музей давно начал работать онлайн — подкасты, короткие видео по последним событиям, — добавляет Владимир Охнич. — Но сейчас появились новые креативные идеи, новые методы и эксперименты. Так, мы начали каждый день выпускать короткие экскурсии по музею в Инстаграм. Начали работать по скайпу со школами и домами престарелых — нам важно дать им культурный продукт, потому что они не могут к нам прийти».

Еще одну сложность новой реальности подметила Татьяна Соловьева: «Думаю, что у многих научных институтов сейчас, как и у нас, остро стоит проблема специалистов по научным коммуникациям. Как правильно донести открытия и данные науки до широкой аудитории — эти навыки будут очень востребованы в ближайшее время. Так же как и специалисты по цифровым технологиям — это связано в первую очередь с оцифровкой музейных коллекций».

Патрик Джордж де Клерк как музыкант видит проблему с другой стороны: «Музыка — это все-таки живой вид искусства, и если перевести ее полностью в онлайн, вы потеряете огромное количество энергии по сравнению с живым концертом».

И тем не менее, осваиваясь в новой цифровой среде, культура уже планирует следующие шаги в этом, оказавшимся вполне самостоятельном направлении. «Мы сейчас разрабатываем проект новой выставки, которая будет полностью построена на технологии VR, — говорит Суад Гараева-Малеки. — Эта идея — погрузиться в пространство, которое целиком существует только в виртуальной реальности - открывает много возможностей, и в том числе расширить нашу аудиторию практически до всего мира,  а не только тех, кто может посетить нас». 

«Следующий шаг — мы готовим показы видеозаписей архивных спектаклей, которых уже нет в репертуаре, эти архивы зрители не видели вообще никогда, — рассказывает Александр Малич. — Еще один вопрос — это создание специального контента только для онлайн-театра». 

Кризис парадоксальным образом открыл возможности и резервы развития, которые были неочевидны ранее, — в ходе дискуссии подтвердили эксперты. «Для художников, работающих в таких техниках, как видеоарт, фотография, виртуальная реальность, открылись невероятные возможности проявить себя и выйти на первый план», — уверена Суад Гараева-Малеки.

«Время, которое нам сейчас выпало, — это некий дар, — сказал Патрик Джордж де Клерк. — У нас есть время подумать, как стать лучше, как сделать так, чтобы у нас в Европе, как это уже сейчас в России, культура стала доступной более широкой части общества».

Посмотреть видеозапись дискуссии «Культура онлайн: вернуться, чтобы остаться» можно на канале YouTube.